Трость, вернувшая к жизни

19/11/2009

Я вышел из супермаркета, как за моей спиной раздался какой-то звук.

Оглянулся чисто интуитивно - что там такое?

Из другой двери супермаркета выходил дедушка и, видимо, не совсем совладал с дверью, уронил из рук бадик.

Я вернулся всего на пару шагов вверх, к двери, взял с асфальта трость и подал её пожилому мужчине.

- Спасибо, - с трудом сказал мне незнакомец.

Живу в своём квартале давно и обычно пенсионеров примечаю то на лавочках у подъездов домов, то в том же супермаркете - он у нас один такой большой на огромный микрорайон. Не так много их, пожилых, в нашем микрорайоне. Потому не заметить трудно.

- Вы не местный? - спросил я старика.

- Нет, я местный. Просто я в этот край городка выбирался последний раз, дай Бог памяти, лет “дцать” назад.

Невольно подумал про себя, что пенсионер, хотя и говорит-то с трудом, очень жив и даже способен юморить.

- ”Дцать”? - я невольно усмехнулся, повторив этот “кусочек” слова. -И что же заставило с “того” края городка на наш выбраться? Я вдруг заметил, что мы по-прежнему стоим в дверях и нас обходят входящие и выходящие покупатели.

- Может, вам помочь дойти до дома? Вы куда направляетесь?

- На автобусную остановку. Я сюда специально приехал. Двигаться - оно ой как надо, а в моём возрасте это во много крат врачами “прописано”. Я тут по “партзаданию”.

У меня опять невольно вырвалась улыбка:

-И в какой “партии” состоите?

-Да я и состоял-то в своей жизни только в одной - коммунистической, - пенсионер тоже улыбнулся. - Я так образно говорю. Внучка проговорилась, что хотела игрушку одну, ну так нашёл же!

У деда глаза буквально блестели.

- Я в старом квартале в магазинчике спросил про заветную мечту Лильки. Лилька - это внучка. (Я кивнул в знак того, что “не дурак, понял!”). А продавец сказала, что в их магазине нет, а есть в большом, этом, как его, и не выговоришь...

- Супермаркете?

- Ну да, в нём. Вот и выбрался с того конца... света. Ой, городка! -”Света”? Ну, вы оговорились! - я невольно засмеялся, поскольку у дедушки эта оговорка получилась как-то с улыбкой, задорно. Мы продолжали идти не спеша в сторону автобусной остановки. -Собственно, сынок, - он глянул на меня, видимо “выверяя” мой возраст, не подходит ли в отношении его обращения ко мне ещё более молодое - “внучек”, - оговорка не случайная. Я и правда не так давно - с “того света”.

- Судя по тому, как вы двигаетесь, у вас инсульт был. У меня папа с четвёртым инсультом. Так что мне понятно, знакомо, - я невольно вздохнул, вспоминая отца. - Но он уже не ходит, лежит... -Во-о-от, - дедушка расстянул это слово, - и я лежал... Давай постоим, я сил наберусь.

- Давайте!

Старик поудобнее опёрся на бадик. Потом глянул на палку и сказал:

- Ха, а будете смеяться, молодой человек, вот эта бездушная палка меня к жизни и вернула!

- Это как так? Я глянул на бадик - палка как палка, трость для пожилого человека, без “мотора” и совсем не волшебная. Что ж в ней такого?

- Ну, вздохнул я вроде. Пошли потихоньку...

Он глазами показал вдоль проулка между многоэтажками, приглашая меня продолжить наше движение к автобусной остановке.

- В общем, так это было. Парализовало меня с этим инсультом. Дети “Скорую помощь” вызывали, меня, естественно, в больницу привезли. Когда собирали в больницу, дочь прихватила и трость. Я на неё давно опираюсь. У меня с ногами уже несколько лет не совсем хорошо. Как жену свою похоронил, так и осунулся вовсе, ноги первыми ещё сильнее стариком и сделали...

Лежу, значит, после “Скорой” в нашей больнице и неделю, и две. Как палату моет санитарка, так эта моя палка “вылезает” - то из-под тумбочки, то из-под кровати, куда бадик другая санитарка после предыдущей уборки сунула.

- И вот приходит как-то ко мне сын. Сидим, я буквально “душусь”, чтобы что-то выдавить из себя. Тогда говорил ещё хуже. Я понимающе кивнул. Самому отца порой приходится слушать, буквально нагнувшись к нему.

- Заходит медсестра и как давай причитать, обращаясь к сыну, что я совсем плохой, кардиограмма такая, того и гляди, что помру... Ну, в общем, “подняла” настроение. Есть такие сестрички, попадаются, их и сестрой не назовёшь - вражина какая-то, истеричка, ну и вообще, хорошее слово в адрес такой не скажешь. Сын, смотрю, напрягся, глаза на мокром месте. Встанет - сядет, такой растерянный.

Потом куда-то из палаты вышел. Я так понял - к врачам пошёл, в ординаторскую. Сын вернулся через какое-то время, что-то мне говорит, а я его толком и не слышу. В голове “рой” мыслей...

Вдруг сын и говорит:

- Дед, а палка твоя где? Вот только что стояла у тумбочки, а сейчас ее нет?

Я пожал плечами, давая понять: “Ищи, где-то рядом. Я же не мог её никуда деть, с кровати, поди, не поднимаюсь”.

- И вдруг, - мой рассказчик начал посмеиваться, - с соседней койки один старый, как бы его назвать? Ой, хочется ругнуться! ...Дед. Он же меня лет на десять - пятнадцать старше, - и говорит, обращаясь не ко мне, а к сыну:

- Да я, это... Дед же, - и на меня пальцем показывает, - считай, помирает. Палка его уже ему не нужна будет. Вот я и подумал - возьму себе...А меня такое зло пробрало! Лежу на кровати, аж чайником закипаю! Меня ещё не схоронили, а палку уже “приватизоровали”! Попросил сына позвать поближе соседа и говорю тому деду:

- Слышь, ты! Меня уже кто только не обворовывал и не хоронил. Бадик верни на место, и чтобы я даже не слышал тут “прощальные речи”! Тот с перепугу палку к тумбочке приставил и из палаты ретировался. А я сыну говорю:

- Ты что хочешь делай, с моей книжки последние деньги снимай, но отсюда меня вытаскивай и вези к каким угодно экскулапам! У меня в роду раньше 80-ти ещё никто не умирал. И Светка - это сноха моя, - рассказчик снова остановился, опираясь всё на ту же палку, - как раз третьим ребёнком беременная, я же должен внучку увидеть! УЗИ показало, что внучка будет. У нас девок в роду как-то больше рождается. Сын ушёл. Через час пришёл со снохой. Светка, несмотря на то, что беременная, она у нас такая сильная - дай Бог каждому мужику её “дюжесть”. Прошлась по палате, наорала на всех, мне так по родству досталось больше всех. Пошла в ординаторскую, где пропала на целый час. Не знаю, что она там делала, но в итоге весь персонал как-то более активно забегал, уколов сразу прибавилось, капельница на час стала длиннее. Пролежал я в том отделении месяц. Сын давай меня по врачам в областной центр, путёвку в один санаторий, во второй. Вот, так я и поднялся потихоньку. Массаж жутко переносил - это самое страшное из всех процедур. И рука плохо слушалась, и нога. Ноги-то и сегодня не слишком ещё “отдрессировал”, но я стараюсь... Рассказав всё это, он сделал глубокий вздох и молчал минуту-полторы, набрался сил. А потом снова продолжил:

- В общем, палку я эту, - он приподнял руку вместе с бадиком и продемонстрировал мне “деревяшку”, - теперь, думаю, тому самому деду из палаты завещать, если переживёт меня. Хотя, вряд ли переживёт. Я его встретил позже в поликлинике. Так я живее его сейчас буду! И мой собеседник, явно довольный своими героическими - а ведь именно так! - подвигами, буквально засветился, улыбаясь как-то по-стариковски трогательно.

- А что с отцом-то? - вдруг резко спросил дедушка.

- С отцом? Лежит, четвёртый инсульт.

- Плохо. А он у тебя кто: гражданский, военный?

- Военный был (городок у нас военный, потому вопрос не праздный). Прапорщик.

- Ну, тогда скажи как-нибудь, что старший по званию подполковник Блинов приказал бодриться. И если позволят силы - подняться!

- Слушаюсь! - я невольно взял под козырёк, осталось только “шаркнуть” гражданской обувью по асфальту, но делать это не стал. Стоял рядом с пенсионером,  продолжая буквально наслаждаться живостью моего собеседника.

- А ты, сынок, будешь у нас в микрорайоне, заходи на чай. Можешь и не один, с женой, с детками. Лильке, внучке моей, друзья хорошие нужны, она у нас знаешь, какая болтливая для своих четырёх лет.

Я немного сник:

- Холост я, не сложилось пока никак...

Потом нашёлся:

-У меня племянник, Стасик, есть, “жених” вашей Лильке, ему пять лет намедни исполнилось.

Дед снова улыбнулся:

- Вот со Стасиком и приходите.

В этот момент мы подошли к остановке, и, словно видя, что таким замечательным горожанином пройден не простой путь для него от супермаркета до остановки, как по мановению волшебной палочки, к остановке подрулил городской автобус.

Я помог моему новому знакомому подняться на ступеньки автобуса, а там его подхватили пассажиры.

- Ты приходи, сынок, в гости, правда, не стесняйся. Может, чего подскажу полезного, как сам поднимался после инсульта. Глядишь, какой совет папке твоему пригодится.

- Обязательно загляну!

Имена и фамилии героев очерка изменены.

Комментарии

Отправить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.
  • Доступные HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <p> <span> <img> <div> <pp_img> <pp_media> <h2> <h3> <h4> <h5> <h6> <br> <blockquote> <table> <tbody> <tr> <th> <td>

Подробнее о форматировании