"До" и "После"

Память
22/06/2011

Начало войны, 22 июня... Совсем недавно говорили с подругами о том, что для нас история Великой Отечественной была живой, понятной, мы ее изучали чуть ли не поденно. А уж какая была обстановка на фронте в каком-нибудь месяце любого из годов, представляли совершенно четко.

Для теперешних школьников Великая Отечественная как Куликовская битва. Что-то из глубокой истории с совершенно нереальными, почти сказочными персонажами: конечно, есть разница - 30 лет Победы и 65! Наверное, так и должно быть, долгий мир делает человека забывчивым, благополучным, отодвигает все события на расстояние до экрана телевизора. А его и выключить можно, если что-то «беспонтовое», про наивный героизм.

Сложное это дело - история. Сложное и неоднозначное. И тем более неоднозначное, чем дальше от описываемых событий: рассекречиваются архивы, появляются на свет все новые документы, люди требуют восстановления исторической справедливости.

Что можно восстановить теперь, разве можно повернуть время вспять, вернувшись на 70 лет назад, в тот день, когда это время раскололось на «до» и «после»?

Сергей

Для него все началось гораздо раньше. 1939-й, граница с Финляндией. Молодой, красивый, подтянутый офицер Красной Армии, он был уверен, что наше дело правое. И победа будет за нами. С финской вернулся быстро: жене и дочкам, ждавшим дома, в центре Ленинграда, рассказывал, как сильна Красная Армия. Поэтому они не сильно волновались, собирая его в очередной раз по тревоге. В огромной квартире жили несколько офицерских семей, привыкли к тревогам, неожиданным командировкам: вместе собирали и вместе ждали.

Вместе и переживали блокаду, обрывая со стен обои, вываривая их в воде, чтобы получился серый жидкий кисель. Одно спасало: успели вывезти детей на Волгу. Туда, были уверены, немцы не дойдут. И надо было выжить, обязательно выжить, ради детей.

Он вернулся с фронта живой и невредимый. Но никогда не рассказывал о тех четырех годах. И только на похоронах внуки увидели тускло поблескивавшие на подушечках ордена Красного Знамени и Великой Отечественной 1 и 2 степени.

Вартан

22 июня он, мальчишка из далекого горного села Санаин в Армении, так и не понял, почему горько заплакала мать - сразу же призвали отца и старшего брата. В октябре 41-го ему исполнилось 18. Наконец-то можно идти в военкомат, теперь наверняка возьмут на фронт! Радовался, что попал в артиллерию, а не пехоту, всегда любил технику.

Но и во сне не мог представить, как тяжело тащить на себе орудие по размокшей, расползающейся под ногами глине, как страшно переправляться через реку под обстрелом, как закладывает уши от взрывов своих и чужих снарядов и как грубеет душа, когда постоянно вокруг смерть.

Однажды на привале бессильно опустился на что-то, держа в руках котелок. Оказался окоченевший труп солдата. Забыть об этом не может до сих пор.

Контузия, госпиталь, снова война, до Победы.

Какие мысли приходят ему, когда, держа за руку правнука, он идет в очень сильно поредевшей колонне ветеранов 9 Мая?

Владимир

К началу войны он закончил третий класс с похвальным листом. Мама гордилась и несколько раз показывала соседям, зачитывая, какой хороший и талантливый ее Вовушка. Лист не сохранился, он сгорел вместе с домом на Завеличье, когда немцы были выбиты из Пскова. Но это уже в 1944-м. А в июле 41-го фашисты массово заняли город и стали формировать трудовую армию. Одной из страшных страниц оккупации стала отправка молодых людей для работы в Германию и Прибалтику. Отправленных размещали по хуторам, где они работали как сельскохозяйственные рабочие в поле, ухаживали за скотом, получая при этом скудное питание - обычной едой были картофельные очистки, пытаясь хоть как-то сохранить себе и детям ветхие одежонки - ведь впереди была зима, подвергаясь издевательствам. Некоторые были отправлены на военные заводы в Германию. Благодаря самоотверженности матери, ему удалось выжить. За четыре года он в совершенстве выучил немецкий (ребенок, попавший в языковую среду, впитывает все, как губка) и потом, в мирной жизни, несмотря на техническое образование, часто работал переводчиком, когда на завод приезжали делегации из ГДР.

Но на всю жизнь остались воспоминание о корочке хлеба и графа в анкете «был репатриирован», мешавшая любому продвижению по службе. А вдруг что?

Ирма

А она не знала вообще ничего: почему вдруг вся семья собралась и в одночасье снялась, куда-то поехала, куда делся большой и сильный папа и почему так страшно кричит над маленькой сестричкой мама. Где бабушка, певшая ласковые песни, и седой дедушка, иногда грозивший пальцем за проделки. 22 июня 41-го рухнула жизнь большой трудолюбивой семьи поволжских немцев, жившей в Саратовской области. Как-то сразу из уважаемых людей они превратились в «врагов народа», «пособников фашистов» - и трехлетняя Ирма, и ее сестричка, не дожившая до года... Голая степь Северного Казахстана, стылый большой барак. 14 лет жизни. И только спустя 10 лет после окончания войны она была освобождена. И только спустя почти 50 лет после ее начала реабилитирована, много лет прожив в постоянном страхе за себя, за детей и их будущее.

За что? Как восстановить историческую справедливость? Как повернуть время вспять, чтобы не было этого страшного дня, расколовшего мир и всю жизнь каждого человека большой страны на «до» и «после»?

Комментарии

Отправить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.
  • Доступные HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <p> <span> <img> <div> <pp_img> <pp_media> <h2> <h3> <h4> <h5> <h6> <br> <blockquote> <table> <tbody> <tr> <th> <td>

Подробнее о форматировании