Мгновенья памяти

К 105-летию со дня рождения
11/01/2012

Сергей Павлович Королев и Василий Иванович Вознюк. Золотыми буквами занесены они в историю человечества и отечественной космонавтики.

С именем С.П. Королева навсегда будет связано одно из величайших завоеваний науки и техники всех времен — открытие эры освоения человечеством космического пространства.

Василий Иванович Вознюк по праву назван «Отцом полигона «Капустин Яр», со стартовой площадки которого в октябре 1947 года ушла в космос первая баллистическая ракета — детище конструкторского бюро Сергея Павловича Королева.

Судьбе было угодно, что родились они на Украине в один год и с разницей два дня. День рождения Главного конструктора — 12 января 1907 года, а первого начальника 4 ГЦП — 14 января. Жизненные пути пересеклись у нас, на астраханской земле, на первом отечественном ракетном полигоне. Их девизом было — работать и работать, не считаясь со временем, они трудились на космическом фронте в интересах Родины, объединив вокруг себя коллективы ученых, конструкторов, инженеров, космонавтов, рабочих, готовых под их руководством выполнять любые отвественные задачи.

Об этих замечательных людях сказано и написано немало, но нет дороже тех мгновений, которые остались в памяти тех, кто был рядом с ними на первых пусках ракет со стартовых площадок полигона «Капустин Яр».

Сегодня своими воспоминаниями делится с читателями «Орбиты» ветеран полигона, участник практически всех пусков ракет, начиная с Р-1, инженер-полковник Иван Федорович Шипов.

Патриот, гражданин, дипломат

Начальник полигона, Герой Социалистического труда генерал-полковник Вознюк Василий Иванович участвовал в Великой Отечественной войне от «звонка до звонка». О нем написано очень много. Я едва ли что добавлю к портрету этого выдающегося человека.

Первая встреча с ним была в канун октября 1949 года. Он собрал всех вновь прибывших офицеров. Это были в основном лейтенанты-выпускники военных училищ. Василий Иванович развернул большой лист ватмана, на котором был изображен план жилого городка. Показал размещение всех служебных, культурных зданий и сооружений жизнеобеспечения. Нарисовал перспективу развития города и заявил, что придет время, когда на службу в Капьяр и постоянное место жительства люди будут проситься.

Реальная же картина в то время была иной: выженная солнцем степь, немножко грушевых деревьев восточнее нынешнего штаба, огромный естественный овраг-ерик между Домом офицеров и территорией штаба, который засыпали строители в течение года, и изнуряющие пыльные бури.

Правда, с питанием и продовольственным снабжением не было проблем. Дешевой рыбы было вдоволь, мясо на базаре стоило 3 рубля за 1 кг, помидоры — 3 копейки за килограмм, арбузов — завались. Для рыбаков и охотников — раздолье. Правда, мы, молодые лейтенанты, этим не занимались, да и службой нас загрузили «под завязку».

Прослужив на полигоне 27 лет и проработав еще 10 лет техническим руководителем испытаний контрольных ракет, я стал свидетелем гораздо больших перемен, чем нарисовал нам в 1949 году Василий Иванович Вознюк.

Нашего генерала отличала высочайшая требовательность к себе и подчиненным. В должности заместителя командира испытательной части мне часто приходилось встречаться с В.И. Вознюком. Это еженедельные совещания, проводимые им с командирами частей и их заместителями, заседания Госкомиссий по испытаниям РК «Темп С» и ракет 4К10. На этих заседаниях он был всегда на высоте, активно проводил политику обеспечения испытаний на выполнение заданий. Хорошо разбирался в технических проблемах. Требовал четких и однозначных ответов на поставленные вопросы. В технических спорах он частенько «загонял в угол» создателей ракетной техники. Безусловно, он был хорошим дипломатом, владел искусством вести беседу с солдатами, офицерами, их женами, перемежая серьезные высказывания веселой уместной байкой или анекдотом. Ни разу «не ударил в грязь лицом» при общении с высокопоставленными лицами: главными конструкторами, членами ЦК и Министерства обороны, сотрудниками от промышленности, частенько наведывавшимися на полигон.

Генерал всегда ценил тяжелый добросовестный труд офицеров и был беспощаден к разгильдяйству. Широко поощрял испытателей в стремлении к достижениям в научной деятельности. В период его командования специалистами полигона были защищены три докторские диссертации, и более двадцати офицеров стали кандидатами технических наук.

Ценил Василий Иванович чувство патриотизма людей к полигону и всячески способствовал их служебному росту. Он сам — яркий пример патриота, верного долгу служения Родине, возродившего в голой степи первый отечественный ракетный полигон и город, ставший памятником первому начальнику полигона «Капустин Яр».

Нелегкая задача

В конце сороковых и первой половине 50-х годов все ракетные комплексы КБ С.П. Королева испытывались на 4 ГЦП, он практически постоянно находился на «техничке» и стартовой площадке. Это был крепко сложенный, стройный, коренастый мужчина среднего роста, похожий на борца или боксера. В прохладную погоду на нем был кожаный реглан и летная кожаная шапка или шляпа. Зимой он носил пыжиковую шапку. Лицо интеллектуала. Внимательные галаза, строгий взгляд и очень, очень редкая улыбка обязывали всех окружающих, включая и не подчиненных ему по службе военных, беспрекословно подчиняться. Он не делал публичных разносов, но дисциплина среди всех подразделений, участвующих в испытаниях, была образцовой.

В первый период испытаний самым узким местом было обеспечение ракет жидким кислородом. Пуски по разным причинам часто переносили. Жидкий кислород постоянно кипел (температура кипения -183оС) и быстро испарялся, поэтому необходимо было иметь двойную норму кислорода для заправки ракеты на старте.

Накануне мне была поставлена задача в 6.00 утра выехать за кислородом. Зима. Декабрь 1951 года, температура — минус 25 градусов, в моем распоряжении — трактор «Катерпиллер» и два тягача «М-2» с двухтактными дизельными двигателями без автономных подогревателей. А еще было две паяльные лампы и самодельные факелы, которыми мы пытались прогреть двигатели, но тщетно: с 4.00 до 8.00 попытки завести двигатели успеха не имели. В начале девятого к нам подошел Сергей Павлович Королев с подполковником Я.И. Трегубом. Увидев наш измученный «закопченный» вид, Королев спросил: «Ну что, не получается?» Я ответил, что сейчас заменили аккумуляторы и завели двигатели.

Кислород мы в этот день доставили к десяти вечера, и утром следующего дня состоялся пуск.

За проведенную работу всем офицерам была выдана денежная премия из фонда С.П. Королева. Практиковалась тогда и такая форма поощрения.

А встреча осталась в памяти: тогда мы сделали невозможное, чтобы обеспечить запланированный пуск ракеты.

Комментарии

Отправить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.
  • Доступные HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <p> <span> <img> <div> <pp_img> <pp_media> <h2> <h3> <h4> <h5> <h6> <br> <blockquote> <table> <tbody> <tr> <th> <td>

Подробнее о форматировании