Всегда верила в лучшее

50 портретов горожан
07/03/2012

Ее годы, как стежки от иглы швейной машинки, вытянулись в длинную строчку под названием Жизнь. И вот уже через несколько дней — круглая юбилейная дата. Клавдия Самуиловна и сама верит и не верит. «А куда денешься, - смеется, -  ни убавить, ни прибавить, все мои...»

Клаша была третьим ребенком у Екатерины и Самуила Житниковых, но не последним. Почетное звание «Мать-героиня» было присвоено Екатерине Яковлевне, когда в доме появился седьмой ребенок — младшая дочка.

Жили они в селе Капустин Яр на Крестьянской улице. Их большой и светлый дом стоял почти у самого вала. Родного отчего дома уже нет. Судьба его, как и других пятидесяти четырех дворов, была решена в несколько дней. В 1947 году по домам сельских жителей прошла группа офицеров, хозяевам сообщили, что их дома будут снесены: строителям будущего ракетного полигона нужна была свободная территория для размещения техники и солдат.

Клаше было пять лет и она хорошо помнит, как голосили хозяйки, покидая свои дворы. Всем было выплачено по пять тысяч рублей на обустройство на новом месте, но разве можно оценить деньгами все то, что прожито и пережито в их домах?

Новый дом Самуил выстроил на той же Крестьянской улице, только в самом ее начале. Дом № 136 еще жив, правда, живут в нем теперь чужие люди. А тогда, в далеком детстве, это был дом, где всегда обогреют и накормят, где жили добро, ласка и большая любовь.

Отец до войны работал в артели инвалидов «Буревестник». Мама всегда была дома: все большое хозяйство лежало на ее женских плечах. И, несмотря на трудности войны и послевоенных лет, дети никогда не голодали: питались тем, что сами выращивали на огороде, что получали от коровы, кур и овец. Хозяйский двор всегда был полон всякой живности и это спасало большую семью, в которой дети с малых лет были приучены к любому труду.

Клавдия от рождения долгое время не могла ходить. А подрастая, передвигалась с помощью костылей. Своей инвалидности девочка стыдилась. Сверстники над ней смеялись. А ей было до слез обидно. Родители возили ее по врачам, к бабкам-целительницам. Постепенно болезнь отступила: к восьми годам Клавдия уже оставила костыли, стала на ноги и пошла. Пошла по дороге, начертанной ей судьбой...

В школе начала учиться в девять лет и закончила пять классов, а едва исполнилось пятнадцать - Клавдия Житникова пришла в артель инвалидов, где многие годы работал отец. Встретили ее тепло, окружили заботой, посадили за швейную машину, научили шить и зарабатывать на свой кусок хлеба.

«Я старалась, - вспоминает Клавдия Самуиловна, - училась у мастеров шить вручную и на машине. Заказов было много, потому что почти в каждом доме жили семьи офицеров, приехавшие в наши края, чтобы строить невиданный секретный объект — ракетный полигон».

В пошивочной мастерской с утра до вечера стрекотали машинки: шинели, брюки, кителя, ладно скроенные и добротно сшитые, радовали заказчиков. Научилась Клавдия шить вручную шубы из овчины. Хрупкие девичьи пальцы невыносимо болели от иглы и прочных ниток. Приходилось строчить толстые ватные телогрейки и брюки. Со временем ей был присвоен первый разряд швеи верхней одежды.

Объемы заказов на изготовление военного обмундирования росли. И вскоре в селе открылось военное ателье — длинный деревянный барак, в котором, кроме швейной мастерской, располагались парикмахерская, мастерская по ремонту обуви и даже хлебопекарня — своего рода Дом быта. В 1950 году пришла в эту мастерскую Клавдия Самуиловна на должность швеи военного пошива.

К тому времени началось строительство военного городка, быстро росли новые дома, появлялись целые улицы. Мастерскую из села перевели в барак на улицу Ниловского, в район теперешней военной комендатуры. А когда на проспекте 9 Мая было выстроено новое здание Дома быта, военное ателье переселилось в центр города.

Клавдия Житникова, уже мастер военного пошива, числилась на хорошем счету в войсковой части 07475, где командиром был полковник Чижов. Она привыкла, что срочные заказы, например, генеральский мундир, доверяли шить только ей. А такая работа требовала знаний, мастерства. И командование трижды посылало швею на курсы повышения квалификации в Москву.

В последний раз, в 1962 году, вернулась К.С. Житникова из столицы с дипломом закройщика верхней одежды 6 разряда. Это, можно сказать, вершина швейного мастерства. Теперь она сама кроила и выдавала швеям заказы на пошив изделий. И от ее твердой руки, четких линий лекала зависело, как будет сидеть тужурка на офицере.

Она с 1987 года на заслуженном отдыхе. Но до сих пор многие жители города помнят мастера Самуиловну. Лучше нее никто не мог пошить мужские брюки. А людская молва дороже всякой славы. И живет она долго.

«Помню, как волновалась я, когда надо было срочно шить новый генеральский мундир для начальника полигона Василия Ивановича Вознюка. Никогда так не дрожала рука, как тогда, когда кроила и резала дорогую специальную ткань. А потом — первая примерка. Поехали мы вдвоем с коллегой — закройщиком Вороновым.Василий Иванович был в хорошем настроении и не сердился, что мы не с первого раза правильно разместили пуговицы. А когда все получилось, генерал посмотрел в зеркало, раскинул руки и стал плясать. Мы смеялись до слез...»

Безупречно сшитые ею мундиры носили генералы Н.Я. Лопатин, Г.Г. Дегтяренко, Ю.А. Пичугин, С.А. Царенко и другие, а кроме этого и полковники хотели, чтобы им военную форму сшила Самуиловна.

О своем коллективе, в котором проработала 37 лет, Клавдия Самуиловна вспоминает тепло: «Как дружно и весело мы работали, хотя нагрузка была большая: на три бригады приходилось не менее 160 шинелей, 60 кителей и брюк. Три закройщика каждое изделие должны были два-три раза примерить, подогнать. С восьми утра до восьми вечера трудились, не разгибаясь. И не жаловались. Главной наградой была благодарность заказчика».

Но и командование не забывало: мастер своего дела, специалист высокого класса, она одной из первых получила высокое звание «Ударник коммунистического труда», гордится знаком «Ударник девятой пятилетки», Почетными грамотами, не раз ее фото вывешивали на «Доску почета». А как билось сердце, когда вручали ей удостоверение и знак «Ветеран труда»...

Годы прошли. И вроде бы ничего особенного в жизни и не было. Но она, простая сельская девчонка, с детства пережившая тяжелую болезнь, сумела вопреки всему добиться высокого мастерства и своим трудом завоевать уважение окружающих. «Я довольна своей долгой жизнью. Я достигла всего, чего хотела. Меня любят родные и близкие. И я плачу им тем же. А годы... да, прожита огромная жизнь. И было в ней много всего, о чем и не расскажешь. Но лучше жить сегодняшним днем и верить, что лучшее еще впереди».

Комментарии

Отправить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.
  • Доступные HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <p> <span> <img> <div> <pp_img> <pp_media> <h2> <h3> <h4> <h5> <h6> <br> <blockquote> <table> <tbody> <tr> <th> <td>

Подробнее о форматировании