Самое горячее объявление

«Надирадзе стоил пол-академии...»

06.04.2016 г.
01/06/2016

На открытой смотровой площадке филиала музея РВСН ракетный комплекс «Пионер» по праву занимает почетное место на вечной стоянке. Славная и трагическая судьба принципиально новой, не имеющей аналогов в мире ракеты средней дальности «РСД-10».

Надирадзе А.Д.

В разгар «холодной войны», когда два противоборствующих лагеря соревновались  в  создании   ракетно-ядерных    щитов, в конструкторском бюро Московского института теплотехники, возглавляемом академиком Александром Давидовичем Надирадзе, 30 января 1971 началась разработка этого нового образца отечественной ракетной техники.

Имя выдающегося ученого, академика, главного конструктора ракетной техники, генерал-полковника-инженера Александра Давидовича Надирадзе долгие годы скрывалось под завесой сверхсекретности для всего мира. Но, чтобы хотя бы мысленно создать впечатление об этом человеке, достаточно сказать, что в истории отечественного ракетостроения он стоит в одном ряду с С.П. Королевым, В.Н. Челомеем, М.К. Янгелем, В.П. Глушко, В.П. Макеевым. Вместе с Сергеем Павловичем Королевым руководил конструкторским бюро под грифом «Совсекретно», был директором одного из самых закрытых НИИ, возглавлял Специальное КБ по созданию первых отечественных сверхсовременных управляемых стратегических ракет.

3 сентября 2017 года исполнится 30 лет, как в расцвете лет, на стремительном взлете новых конструкторских идей скоропостижно скончался великий ученый, которого на Западе считали «ракетным» щитом СССР.

Он никогда не рассказывал, когда и почему у него, маленького грузинского мальчика, появилась страсть к полетам.  Александр родился 20 августа 1914 года в том же небольшом городке Гори, что и его земляк, Иосиф Джугашвили (Сталин). Любимым местом для него были горы. Может, взбираясь на Горийскую крепость и глядя на парящих высоко в небе птиц, почувствовал величие синих просторов. А может, сказалось восприятие красоты окружающего, унаследованное от отца — учителя и художника Давида Надирадзе.

Мы никогда не узнаем его юношеских  стремлений и мечтаний, но после школы Александр поступил в Закавказский индустриальный институт и с блеском его закончил в 1936 году. Еще студентом его потянуло в авиацию, даже устроился лаборантом в авиамодельную лабораторию ОСОАВИАХИМ. Здесь же в 20 лет он изобрел первый в своей жизни летательный аппарат. Это стало толчком к поступлению на самолетостроительный факультет МАИ.

Еще через год, одновременно с учебой, он работает в ЦАГИ сначала инженером, а затем руководителем группы, занимается теоретическими экспериментами, научными исследованиями самолетно-посадочного устройства, основанного на принципе воздушной подушки.

Перед самым началом Великой Отечественной войны выпускник МАИ с красным дипломом стал главным конструктором по убирающимся шасси опытного конструкторского бюро Московского завода № 22 имени С.П Горбунова. Здесь же в конце 1941 года Надирадзе приступил к исследованиям по ракетной технике. В самый разгар войны, в 1942 году, Александр Давидович назначается главным конструктором ЦАГИ имени Н.Е. Жуковского, а в 1945-ом он уже главный конструктор и начальник ОКБ при факультете Московского механического института Наркомата боеприпасов. Именно здесь Надирадзе проводит научно-исследовательские работы по двухступенчатым ракетам и турбореактивным снарядам.

Творческую жизнь ученого и конструктора на 32 года определило постановление Совмина СССР о переводе его по рекомендации С.П. Королева из КБ В.Н. Челомея в КБ-1 и назначении главным конструктором НИИ-1. Эти годы стали периодом возникновения нового научно-технического направления, открытий в ракетной технике: создания все более современного оружия. Вряд ли описание технических подробностей аппаратов позволит рядовому читателю оценить масштабы сделанного Надирадзе, а вот воспоминания его бывших соратников о том, что он мог свободно входить к Сталину, всем первым секретарям ЦК КПСС и высшим чинам правительства, свидетельствует о многом. Как и то, что о нем говорили. «Надирадзе стоит пол-академии», - пишет в своей книге ведущий конструктор по комплексу «Пионер-К», а затем заместитель ведущего конструктора по комплексу «Тополь» Владимир Григорьевич Бухштаб.

С первых дней своего прихода в НИИ-1 в качестве главного конструктора — директора МИТа он сосредоточил усилия возглавляемого им коллектива на создание нового класса вооружения: мобильных оперативно-тактических ракет фронтового назначения как средства доставки ядерных боеприпасов на соответствующие театры военных действий.

В таких условиях была начата разработка ракетного комплекса «Темп», и уже в апреле 1961 года на полигоне «Капустин Яр» начались испытания экспериментального РК оперативно-тактического назначения с твердотопливной ракетой, имевшей специальную боевую часть мощностью в 300 килограммов. Все наземное пусковое оборудование было изготовлено на заводе № 221 «Баррикады», а тягачи и автоприцепы на шасси МАЗ-537 делал Минский автозавод.

Результаты испытаний не удовлетворили конструктора Надирадзе. И надо было видеть, как был огорчен Александр Давидович, когда из 12 запущенных ракет 6 разрушились на траектории, а оставшиеся не дали ожидаемых результатов.

ем не менее, испытания послужили новым поискам в совершенствовании ракетного вооружения. И уже тогда проявилась первая гениальная черта характера главного конструктора, о которой вспоминает его биограф Леван Долидзе: «Не впадая в эйфорию от первых пусков, не втирая очки военным заказчикам и руководству страны, он настоял на переходе на смесевое топливо для ракет».

Второй характерной чертой Александра Давидовича было отсутствие боязни закладки в начале разработки предельных характеристик по всем параметрам не только ракет, ее зарядов, но и всех компонентов комплекса. А о его способности «выжимать» из смежников все возможные и невозможные «соки» до сих пор ходят легенды.

В декабре 1963 года на полигоне «Капустин Яр» начались совместные испытания комплекса «Темп-С». Подвижный ракетный комплекс оперативно-тактического назначения с двухступенчатой управляемой баллистической ракетой на смесевом топливе разработали в Советском Союзе впервые. Это было новым направлением в оснащении Вооруженных сил страны современными боевыми средствами. Входящая в комплекс ракета предназначалась для нанесения ядерного удара по целям, расположенным в оперативно-тактической глубине. Испытания ОТН «Темп-С» проводились до октября 1965 года на полигоне «Капустин Яр» под руководством начальника Второго испытательного управления генерал-майора М.М. Катеринич  и его заместителя полковника Ю.А. Пичугина.

В результате РК выдержал все испытания и с декабря 1965 года был принят на вооружение войск Советской Армии.

Почти 25 лет ракетные комплексы «Темп-С» стояли на страже мира сначала в Ракетных войсках стратегического назначения, а затем и в Сухопутных войсках. К сожалению, в связи с Договором «О ликвидации ракет средней и меньшей дальности», подписанным президентами СССР и США 8 декабря 1987 года, РК «Темп-С», также как и РК «Пионер», подлежали уничтожению.

Разработка комплекса «Пионер» началась в КБ Надирадзе 19 июля 1977 года, коллективу была поставлена задача создать вид нового вооружения, предназначенного для уничтожения военных объектов: пусковых установок ракет, хранилищ ядерного оружия, авиационных и морских баз, а также пунктов управления вероятного противника.

При создании «Пионера» в который раз блеснул своим новаторством главный конструктор, предложивший оснастить ракеты тремя разделяющимися боеголовками индивидуального наведения. РК мог иметь несколько полетных заданий, данные о которых хранились в наземной ЭВМ. Новый комплекс обладал продуманными и с ювелирной точностью исполненными промышленниками замыслами разработчиков. Одно из заданий передавалось в бортовой компьютер ракеты непосредственно перед стартом; время готовности к пуску — около двух минут; ракета выбрасывалась из контейнера с помощью порохового аккумулятора давления, а маршевый двигатель включался тогда, когда струя раскаленных газов уже не могла повредить стартовый комплекс и самоходную пусковую установку...

После испытаний на полигоне «Капустин Яр», которые проходили с 21 сентября 1974 года по 9 января 1976 года, РК 11 марта того же года был принят на вооружение... А 12 июня 1991 года на том же полигоне, где ракетному комплексу «Пионер» была дана путевка в ряды защитников Отечества, были уничтожены методом подрыва последние из 728 ракет «РСД-10».

Полковник Виктор Ильич Кальмус, по иронии судьбы служивший командиром пусковой установки на 2-й площадке, и которому пришлось испытывать и уничтожать ракеты РСД-10, вспоминает: «Когда прогремел последний взрыв, один из инспекторов США сказал: «Я в восторге от того, что, наконец, уничтожен этот комплекс...» А мы были опечалены. Мы, мы сами по чьей-то воле уничтожили собственное детище, которым гордились».

Не дожил, слава Богу, и создатель РК «Пионер» до этого позорного и тяжелого часа. Для него это бы, наверняка, стало тяжелым ударом.

Третий десяток нет среди живущих, здравствующих и создающих новейшие образцы ракетной техники дважды Героя Социалистического труда, лауреата Ленинской и Государственной премий Александра Давидовича Надирадзе. Но он оставил о себе память как создатель грозного оружия — мобильных грунтовых комплексов «Темп»  и «Пионер» и отец знаменитого «Тополя».

РСД-10

 

Комментарии

Отправить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.
  • Доступные HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <p> <span> <img> <div> <pp_img> <pp_media> <h2> <h3> <h4> <h5> <h6> <br> <blockquote> <table> <tbody> <tr> <th> <td>

Подробнее о форматировании