Самое горячее объявление

Начальник штаба: нелегкие годы

17.08.2016 г.
07/09/2016

Служба начальника штаба А.Н.Копейкина пришлась на сложный период  налаживания взаимодействия между полигоном и министерством обороны Казахстана.

В прошлых номерах мы писали, каким трудом удалось достичь консенсуса между двумя государствами. Но даже после этого не раз нависала угроза разрыва отношений.

Достижение обоюдного согласия и подписание карты полетов ракет по территории Казахстана снимали препоны и предоставляли все возможности для проведения летно-испытательной работы полигона. И со стороны представителей Министерства обороны соседнего государства претензий не было.

Уход ракеты с траектории

Но, как говорят, затишье чаще всего бывает перед бурей. И она разразилась, когда в процессе испытаний ракетных комплексов «Искандер», которые проводились на полигоне «Капустин Яр» с 1991 года, произошел сбой и ракета упала на территории Казахстана в сорока метрах от крайнего аула и в ста метрах от кладбища в Сайхинском районе Западно-Казахстанской области. Так случилось, что измерительная система Третьего управления не зафиксировала факт падения. Зато сразу же отреагировали в дружественной нам Республике: глава администрации Сайхинского района  доложил руководству области, а оно, в свою очередь, - правительству.

Из Алма-Аты на место падения ракеты незамедлительно выехала комиссия, в которой были разные специалисты. Возглавлял ее первый космонавт Казахстана, 72-й космонавт СССР, Герой Советского Союза Тохтар Онгарбаевич Аубакиров, генерал-майор и советник Президента Республики.

- Я встречал комиссию сам, - вспоминает Александр Николаевич. - Аубакиров понял ситуацию. Сам космонавт, он отлично понимал, что при испытаниях любых систем могут возникать непредвиденные ситуации. Мне не пришлось его в чем-то убеждать, он сам реально оценил произошедший инцидент и заверил, что его доклад руководству будет объективным.

В местном краеведческом музее, куда гостей пригласил глава, Аубакиров мне сказал,  что самые неприятные вопросы мне будет задавать эколог - представитель «Партии зеленых» Казахстана.

В администрации Сайхина, где состоялось совещание, Александру Николаевичу после его доклада больше всех задавал вопросы тот самый эколог, о котором его предупредил Аубакиров. Диалог с ним получился острый.

Представитель Казахстана своим напором напоминал рапириста в схватке с противником:

- У вас на полигоне проводятся ядерные взрывы, и радиация заражает территорию Казахстана. Это пагубно влияет на экологию и здоровье людей Сайхина...

- На полигоне, - отвечал генерал А.Н. Копейкин, - ядерных взрывов не проводится. Вы можете по этому вопросу сделать официальный запрос в любую инстанцию Российской Федерации и даже в МАГАТЭ. Уверяю Вас, ответ получите отрицательный.

- Но вы проводите захоронения ядерных отходов, - не унимался эколог и указывал на некую площадку захоронения на карте.

- На совещании присутствует приехавший со мной начальник  службы радиационно-химической безопасности и защиты полигона «Капустин Яр» подполковник В.Н. Субботин. У него с собой есть все необходимое, чтобы сделать замеры радиации. А на стадионе - наш вертолет. Если Вы готовы, можете со своими приборами слетать и произвести замеры в том месте, которое указали на карте. А мы подождем, когда Вы вернетесь и доложите нам результаты эксперимента.

От полета, конечно, он отказался, но продолжал выдвигать свои версии, одну курьезнее другой: что на территории вокруг полигона бегают лысые кошки и собаки из-за радиации, что рождаемость населения Сайхинского и других прилегающих к полигону районах из-за испытаний ракет с каждым годом снижается на 10 процентов.

Пришлось генерал-лейтенанту демонстрировать свою голову и головы членов комиссии, прибывших из Знаменска: ни одного лысого офицера в зале не было. И затем снова Александр Николаевич предложил всем членам делегации Казахстана слетать на полигон и самим побеседовать с населением.

- И если найдете хоть одну лысую кошку или собаку, я, как сказал бы джентельмен,  сниму перед вами шляпу.

В зале послышались смешки. Но нашему генералу было не до веселья. Вопрос-то был непростой, а за спиной эколога и ему подобных в Казахстане стояли люди, категорически выступавшие за прекращение испытаний ракет на их территории.

Что касается снижения рождаемости у населения Сайхина, то тут вышла совсем комическая ситуация:

- Я очень сожалею, что у вас такая проблема. А ты почему молчал? - обратился Копейкин к акиму (главе) Сайхина, - мы всегда готовы помочь соседям. Я бы прислал сюда на месяц роту солдат...»

Общий смех заглушил окончание фразы и разрядил обстановку.

Председатель комиссии генерал-майор Т.О. Аубакиров прервал дальнейшие дебаты  и завершил совещание. После обеда было подготовлено решение, в котором в обтекаемой форме излагалось, что «уход ракеты с трассы произошел в результате сбоя в системе управления ракеты».

- Так, в общем, безболезненно для нас тема была закрыта. Но это был урок на будущее. И как оказалось, представился очередной случай: ракета «Искандер» от заданной траектории ушла вправо на 60 километров. Испытывалась кассетная головная часть. После отстрела блоки рассыпались вокруг кишлака.

Но тут оперативно сработала система измерения, указавшая место падения. Вертолетом срочно была направлена группа поиска во главе с подполковником Вифлянцевым. Все блоки быстро собрали и улетели. В Казахстане даже не успели опомниться...

Испытания - это хорошо, но кушать хочется

1993-й год, особенно его вторая половина, запомнился личному составу полигона да и всем жителям города тем, что  обеспечение людей самым элементарным - продуктами питания - стало едва ли не важнее основной деятельности.

В это время все руководство полигона во главе с начальником, в прямом смысле, занимались добыванием еды. Вячеславу Константиновичу Тонких приходилось ездить то в Астрахань, то в Волгоград, к главам администраций, как говорится, с протянутой рукой.

К началу зимы 1993-1994 годов трудностей в социальной сфере не убавилось. Начальники тыловых служб каждый день докладывали, что заканчиваются бензин, керосин, дизельное топливо. В складах на исходе запасы продовольствия. Снабжение полигона по линии военторга практически прекратилось. И тогда пошли на рискованный шаг: брали продукты из «НЗ». За это можно было поплатиться серьезным наказанием. Но другого выхода не было.

Тем временем «рыночная экономика» пришла и в закрытое муниципальное образование: появились и здесь предприниматели, которые открыли свои магазины. У них, естественно, за деньги можно было купить все. Но где же было их взять, если денежное довольствие военным и гражданским не платили по два-три месяца?

- Население стало волноваться, - вспоминает Александр Николаевич, - да это еще мягко сказано. Представьте себе картину: в кабинет начальника полигона и к командирам частей приходили жены офицеров с детьми и говорили: «Вот вам наши дети, кормите их. Мы - не в состоянии, денег нет, а в долг не дают».

Видеть это было невыносимо. Мы всё понимали: у прибывших из академий офицеров были дети, которым нужно было молоко. Директорам совхозов № 4 и № 31 генерал-майор Тонких приказал привозить молоко в городок и выдавать в долг.

Неординарно решался вопрос и с обеспечением продуктами питания и товарами первой необходимости. Начальник полигона пригласил к себе в кабинет предпринимателей и предложил им выдавать продукты с записями в долговую книгу. Рассчитываться будут после того, как получат денежное довольствие.

Предложение генерала не нашло поддержки, большая часть предпринимателей отказалась наотрез. И тогда В.К. Тонких сказал: «Территория полигона закрытая, и руководство полигона примет все меры по закрытию ваших магазинов. Даю вам пять минут на размышление». Сказал и вышел.

- Конечно, это был рискованный шаг. Но выхода другого не было. В разгул «ельцинской демократии и рынка» офицеры попадали в долговую яму, в кабалу к «новым русским».

В итоге, посовещавшись, предприниматели согласились завести книги и выдавать товары. Войсковые части были закреплены за магазинами, и жизнь вошла в спокойное русло.

Это была еще одна заметная страница в послужной биографии начальника штаба полигона, генерал-майора А.Н. Копейкина. Его годы службы на 4 ГЦМП были нелегкими, но основная задача - сохранить полигон - была исполнена им с честью.

В 1999 году Александр Николаевич уволился из Вооруженных сил страны, уехал в Коломну. Теперь у него четверо внуков и правнук. И он по-прежнему весь в делах, и «старость его дома не застанет».

Генерал Копейкин

 

 

Комментарии

Отправить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.
  • Доступные HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <p> <span> <img> <div> <pp_img> <pp_media> <h2> <h3> <h4> <h5> <h6> <br> <blockquote> <table> <tbody> <tr> <th> <td>

Подробнее о форматировании