Самое горячее объявление

Рука в руке долгою дорогой

21/06/2017

Еще у добротного забора, обрамленного понизу аккуратным живым бордюром ярких цветов и зелени, мелькнула мысль: хозяин живет, вон и табличка с фамилией рядом со звонком...

Дверь распахнул Анатолий Петрович Авдеев, коренастый, ладно сложенный, седовласый. С улыбкой радушно пригласил в дом, где уже хлопотала его жена - Александра Андреевна.

Визит к Авдеевым был приурочен к юбилею хозяина дома и приближающемуся большому профессиональному празднику - 70-летию 117-го УИРа, которому Анатолий Петрович отдал 44 года своей жизни.

Разговор начался за столом, накрытым белой скатертью, предполагалось — за чаепитием. Но воспоминания так увлекли, что и про чай забыли. Словно оказались в том далеком далеке детства, которое было совсем небезоблачным и беззаботным.

Оба - урожденные села Капустин Яр. Родители их - Андрей Александрович и Антонина Васильевна Солохины, Петр Михайлович и Мария Николаевна Авдеевы - жили на разных концах села. Дом Солохиных стоял на улице Кузнецкой, а Авдеевых - на Советской. И, будучи детьми, Анатолий и Александра никогда не встречались.

20 июня 1937 года в семье Авдеевых родился сын, назвали Анатолием. Отец, как бы теперь сказали, был политическим деятелем, активным большевиком-коммунистом. Прошел все ступени политика от комсомола до члена ВКПб, секретаря партийной организации, был председателем колхоза. И при этом не обошла его доля «врага народа» по доносу своего же односельчанина. Правда, забрали ненадолго. Да и вина председателя была в том, что разрешил работавшим в поле колхозникам взять немного зерна и смолоть муку, чтобы в поле сварить «затируху» на обед...

Толику едва исполнилось четыре года, когда отец ушел на фронт, воевал артиллеристом. Дошел сержант до Праги. Не раз контуженный, больной, с перекошенным лицом, вернулся солдат домой. А сын Анатолий уже бегал в школу.
Когда закончил семилетку, родители отправили его в Сталинград. Поступил Анатолий Авдеев в гидротехнический техникум. Окончил его в 1957 году и приехал к родным с дипломом техника-механика. Хотя мог бы уехать и в Узбекистан, именно туда первоначально получил распределение.

Но первый раз он вышел на работу на ремонтно-механический завод - войсковую часть 33086. И хотя сам был сугубо гражданским человеком, считался военным строителем. Только недолго трудился он и на заводе - в осенний призыв 1957 года ушел на срочную военную службу. И по иронии судьбы он все же попал в Среднюю Азию, но не в Узбекистан, а в Туркмению, город Керки, на границе с Афганистаном. Служил солдат в войсках ПВО, а, демобилизовавшись, приехал в астраханские просторы, на родину - село Капустин Яр.

Недолго гулял молодой человек, наслаждаясь свободой после армейской службы. Не в его это было натуре сидеть на шее у родителей. Пришел на РМЗ, взяли мастером. И было это в 1960 году. Пожалуй, именно с этой должности он стал не по записи в трудовой книжке, а по сути мастером своего дела. Ответственным, исполнительным, справедливым и требовательным. Сам того не замечая, Анатолий Петрович следовал незыблемому правилу: старайся сделать хорошо - плохо само выйдет! И во всем любил порядок.

Ветераны, военные строители, которых немало живет в нашем городе, помнят, что РМЗ - ремонтно-механический завод - находился в те годы на площадке № 12.

- Здание завода было построено, вернее, собрано из трофейных металлических конструкций, - вспоминает Анатолий Петрович, - щитов, которые соединялись болтами. Это уже позже, с ростом объемов производства, построили рядом сантехнический цех, цех по изготовлению металлоконструкций и вентиляции. Очень большой был объем работ и огромная номенклатура изделий.

А в шестидесятые годы прошлого столетия, когда велись масштабные работы по возведению объектов на площадках полигона «Капустин Яр», строился город для ракетчиков, военных строителей и членов их семей. Росли на отвоеванном у степи пространстве жилые дома, школы, объекты здравоохранения, соцкультбыта, здания и учреждения для органов местного самоуправления, казармы для военнослужащих и многое, многое другое. В каждом объекте помимо кирпича, бетона, дерева есть еще и металлические детали. И все они изготавливались на РМЗ: балконные ограждения, лестничные перила, закладные и сварные детали. Когда началась сборка жилых домов из блок-комнат, осваивали технологию изготовления оснастки.

- Когда я уже работал в должности начальника цеха, поступил заказ для реконструкции аэропорта в Ахтубинске. Это было новое и очень ответственное задание. Мы, конечно, справились, - сказал и неожиданно вздохнул Анатолий Петрович, видно, нелегко было им сделать такой ответственный заказ для военного аэродрома. Но через минуту улыбкой осветилось лицо, вспомнился почти анекдотичный эпизод из его трудовых будней. «В городе возводился неординарный архитектурный проект - кинотеатр «Юность». Была в нем одна особенность, - рассказывает Анатолий Петрович. - 18-метровая металлическая ферма. Подобного мы тогда еще не делали. Но все старались сделать как надо, переживали, каждый сварочный шов проверяли и перепроверяли. А тут и сам начальник УИРа пришел, полковник Леонид Тимофеевич Подольский. Походил, посмотрел придирчиво и изрек: «Смотрите мне, ферму сделаете, поставим на место, а вас - под ней, и если завалится, то...»

- Ничего, уж сколько лет прошло, а все стоит. На совесть делали, - со смехом говорит ветеран. - Тогда каждый рабочий относился к своему делу действительно по совести. У нас ведь еще не было тех умных и сложных приборов для контроля качества тех же сварочных швов, самого металла - приходилось сверлить, рассматривать и снова заваривать. Уповали на ответственность, а еще, чего греха таить, и на страх. Ведь простые люди, без специального образования, рядовые солдаты, те самые стройбатовцы, делали порой очень сложную работу. А теперь само время дало оценку их труду: стоят дома, функционируют площадки полигона, и, как говорят, - это рукотворные памятники военным строителям.

Сорок четыре года проработал Александр Петрович на ремонтно-механическом заводе. После начальника цеха пошел на повышение: стал начальником планово-производственного отдела. Сам-то он своими руками, понятное дело, не строил, но все, что возводилось в городе и на полигоне, проходило через его отдел. И по праву А.П. Авдеев носит почетное звание - военный строитель - и гордится тем, что еще при жизни вместе с тысячами своих соратников возводил рукотворные памятники, которые переживут и самих зодчих и будут служить потомкам. И он счастлив.

Счастлив еще и потому, что вот уже пятьдесят шестой год рядом с ним — любимая женщина, мать его детей, бабушка внуков и прабабушка  - Шурочка, Шура, Александра Андреевна. Та самая нормировщица, которую он увидел в цехе завода: стройная, красивая, с веселыми кудряшками на лбу и серыми искрящимися глазами. Вся такая независимая и серьезная...

Вскоре понял Анатолий, что влюбился в эту девчонку. Ей тогда было всего восемнадцать. Как к ней подойти? Все сельские ребята знали, что девчата заглядываются на лейтенантов и за них мечтают выйти замуж. Они и на танцы в город бегают, и в самодеятельности вместе с военными выступают. Ездят по войсковым частям и селам. Шура тоже там. Поёт. Поёт хорошо. Голос сильный, красивый. Куда там ему. Анатолий понимал, что она на него и не взглянет. Даже на танцах не встречались: Шура бегала в город, а он - в сельский клуб.

Но не зря говорят, что браки совершаются на небесах. Анатолий искал встречи. В цехе перебрасывались шутками, пытался ухаживать. Что-то шевельнулось в сердце девушки, но всё смеялась и отшучивалась. И однажды вечером, провожая ее домой, Анатолий, как бы невзначай, вдруг сказал: «Выходи за меня».

- Да пожалуйста! - смеясь, ответила она.

Вскоре поженились. Свадьбу сыграли шумную, пели и плясали, гостей по сельским обычаям было много. Жених с невестою были счастливы. Жить стали в доме родителей мужа. Через три года, когда родился сын, дали им жилплощадь в бараке на улице Ниловского - комнату в 40 квадратных метров. Сейчас этих бараков уже нет. А их собрали еще в 1947 году из щитов, вывезенных из Германии после разборки концентрационных лагерей, и расселяли в них семейных строителей.

Теперь со смехом вспоминают, как печку топили, как огромная крыса в подвале грызла картошку, как жили скромно: 50 рублей - зарплата Шуры и 90 - Анатолия. А надо по 10 рублей дать одной и второй маме, да на хозяйственные расходы. Экономили. Хватало. «Принцип у нас по жизни: никогда не брать в долг, ни у кого не занимать», - говорит Анатолий Петрович, а Александра Андреевна с ним соглашается, ведь этому ее научил отец, у которого и образования-то не было - всего три класса церковно-приходской школы.

Рука об руку и душа в душу прошли они дорогой длиною более полувека, скоро пятьдесят шестую годовщину совместной жизни отмечать будут. И юбилей военных строителей. Александра Андреевна имеет прямое отношение к этому торжеству: она ведь тоже свою трудовую деятельность начала с войсковой части 11766, куда пришла нормировщиком. Когда часть передислоцировали, Александру перевели на РМЗ. Позже, будучи уже замужем, работала в автобатальоне и заочно училась в Сталинградском техникуме советской торговли. Получив диплом, устроилась в военторг и более двадцати пяти лет проработала там ревизором. «По всему Советскому Союзу ездила я с ревизией по частям военторга, - смеется Александра Андреевна, - где я только не была! Не пересчитать, сколько ревизий провела, а главное, сколько всего нового и интересного я увидела!»

Вот такие они - Александра Андреевна и Анатолий Петрович. 20 июня глава семейства отметил 80-летний юбилей. Рядом - любящая жена, друг и соратник. Они всегда и всюду вместе: в бедах и радостях, в трудах и заботах, так и идут рука в руке долгой дорогой жизни.

Анатолий Петрович и Александра Андреевна Авдеевы

 

Комментарии

Отправить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.
  • Доступные HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <p> <span> <img> <div> <pp_img> <pp_media> <h2> <h3> <h4> <h5> <h6> <br> <blockquote> <table> <tbody> <tr> <th> <td>

Подробнее о форматировании