«Годы мчат сквозь душу...»

11.09.2019 г.
18/09/2019

Так назвала свой небольшой сборник стихов наша землячка, лауреат областного поэтического конкурса «С Тредиаковским - в 21-й век!» Лариса Петровна Царенко.

Л.П. Царенко

В минувшее воскресенье, 8 сентября, она отметила солидный юбилей. Судьба подарила ей долгий жизненный путь, непростой, тернистый, переменчивый, как капризная погода за окном. Иной бы не выдержал, сломался, но стойкости, мужеству и терпению этой милой, хрупкой и нежной женщины позавидовать непрочь любой.

А она, прожив 80 лет, оглядываясь в свое далекое детство, прослеживая каждую ступеньку крутой лестницы под названием жизнь, сказала неожиданно: «Я не живу своей жизнью уже много лет. Я не знаю, что ждет меня завтра...»

Так случилось, что за небольшой промежуток времени ей пришлось пережить горе утраты пяти человек. Боль и скорбь то и дело овладевают ею. Хотя, улыбаясь сквозь слезы, Лариса Петровна соглашается с тем, что «время лечит», и старается изо всех сил не поддаваться хандре.

Вот и сборник стихов, написанный в разные периоды жизни, приурочен к ее солидному юбилею. Открывается он большим восьмистрофным стихом под названием «Мой город», а по сути в нем - вся ее автобиография, начиная с раннего детства:

… Я в Сталинграде родилась, на Волге,
И зори в нем рассветные встречала...»

Маленькой, третьего года от роду, Ларочке Важновой Сталинград 1942-1943 годов запомнился воем и разрывами мин, ревом фашистских самолетов, грохотом орудий, пожарами и разрушенными зданиями, холодом и скудной пищей, страхом и слезами мамы.

Отец, Петр Важнов, в те годы занимавший пост заместителя начальника Торгречтранса, обеспечивал снабжение продовольствием всю Волжскую флотилию. Благодаря этому и выжила его семья в страшные дни и ночи сражения.

Перед тем как сомкнулось вражеское «кольцо» вокруг центра города, отец пытался переправить семью на служебном катере на левый берег Волги в промежуток между бомбежками. Пока ходил за женой и дочерью, катер заполнился жителями города. По мосткам бегали желающие перебраться через Волгу. Какой-то мужчина толкнул Петра Важнова, и сидевшая у него на руках Лариса «булькнула» в воду. Хорошо еще юнга, стоявший на корме катера, бросился за борт и спас девочку. Но пережитый страх остался на всю жизнь: она так и не научилась плавать.

«А тот катер так и не отправился за Волгу, - рассказывает Лариса Петровна. - Налетели вражеские самолеты, вода вздыбилась от бомб, кинулись люди кто куда, спасаясь от снарядов...»

Отрывочные воспоминания о военном детстве «натыкаются» на темный холодный подвал. Коптилка чадит керосиновой гарью, «скупой военный хлеб, бывало, казался сладостней халвы».

Победой советских войск завершилась Сталинградская битва, враг сдался, в разрушенный город постепенно входила новая послевоенная жизнь. «Жили мы в какой-то землянке, а весной 1944 года отец перевез нас в Бекетовку, там я пошла в детский сад. Помню, как за хлебом в очереди по переменке стояла вся семья. Давали на всех по половине буханки и небольшой кусочек довеска. Его мы с сестрой, пока шли домой, не жевали, а сосали, как шоколадку...»

В школу пошла с восьми лет. Любознательная, активная, заводная. Ходила в балетный класс, участвовала в школьной самодеятельности, выступала на сцене местного клуба, на фестивалях и различных конкурсах.

Так пролетели школьные годы. Начиналась взрослая жизнь. Продолжить образование в вузе не удалось. Но чтобы не быть на иждивении у родителей, окончила курсы машинисток. Первое место работы - только что вступившая в эксплуатацию и начавшая работать Сталинградская студия телевидения. «Там было интересно. Печатала я много, быстро. Это нравилось всем. По моим текстам дикторы выходили в эфир, шли все передачи. А мне хотелось тоже творческой работы. Это была моя мечта. Я тайно надеялась, но все продвигались, а я оставалась машинисткой. Обиделась и уволилась».

С этих дней жизнь покатилась по той дорожке, какую начертала ей судьба: первая романтическая любовь и неудачное замужество, рождение дочери. Смена городов и мест работы: машинистка, архивариус, секретарь-машинистка, стюардесса Сталинградского объединенного летного отряда... «Я не боялась никакой работы. Не гнушалась быть и уборщицей. И мне кажется, я достойно прожила свою жизнь».

Я совсем, ну совсем земная
И не знаю порой, что творю.
Лишь одно я наверное знаю:
Больше жизни тебя я люблю...

Вот так, «очертя голову», без оглядки бросилась она в омут в надежде на новую, счастливую жизнь с красивым, статным, обаятельным Борисом Царенко.

Когда стать взрослою пришел мой срок,
Судьба мне ниток выдала клубок,
Чтобы за счастьем шла по нити я
Без правил, без подсказки, по наитию.
Нить путалась, рвалась - я ошибалась,
О встречи и разрывы ушибалась,
Но, как лунатик, шла на дальний свет.
И вот - в руках клубочка больше нет!..
Тот свет струился из любимых глаз,
Он вел, горел, светил и не погас.
На торных перекрестках жития
Не затерялась ниточка моя!..
А если эту нить другому передать,
То счастья мне уже не увидать!

Второй муж, Борис Царенко, оказался сыном генерал-майора-инженера, заместителя начальника по вооружению полигона «Капустин Яр» Степана Арсентьевича Царенко.

И вот ведь так судьба моя сложилась,
Что я в Капьяр приехала с семьей
И с городом военным породнилась:
Он стал давно мне родиной второй.
Чуть прикоснувшись к службе его ратной,
Я тоже в этот строй солдаткой встала.
Сержанта получила на Камчатке
И службу в «Веге» продолжала...

Без малого сорок лет живет Лариса Петровна в Знаменске. Здесь «служила, пела и любила, здесь я родных и близких хоронила». В этих строчках вперемешку радость жизни и горечь потерь. Вот только так и не нашлось у нее слов ответить на вопрос: «А какая она была, Ваша жизнь?»

Помолчав, прикрыв рукой глаза, она, вздохнув, произнесла: «Какая? Сложно сказать...»

Зато в ее стихах, как на ладони, душа, распахнутая навстречу свету, добру, нерастраченному душевному теплу и ожиданию чего-то нового, неизведанного:

Вдруг в жизни, на излете лучших дней
Пронзительно звучит мечтанья нота...
Отпразднован солидный юбилей,
Но лучшего упрямо ждешь чего-то.
И кажется: что было - черновик,
Который жизнь с охотой перепишет:
Остановись средь суеты на миг,
И юность вновь в лицо тебе задышит,
Придут еще и радостные дни,
Не стоит на прожитом ставить точку.
Вот яблоня - от стужи заслони -
Распустит снова нежные листочки.
И надо только стужу растопить
Сердечным жаром, ожиданьем чуда.
Губами стылыми сок жизни жадно пить
И ждать упрямо весть из ниоткуда!

Писать стихи она начала рано: первое - в 12 лет. И вот так, рядышком, как бы невзначай, ее душевные порывы, вырвавшиеся на бумажный листок, прошагали с ней весь ее долгий жизненный путь. «Я и сама не знаю, как они у меня появляются... В основном по ночам».

В одном из них она пишет другу-поэту:

Мы с тобою несчастные люди:
Нас всечастно мучают стихи -
То средь ночи они разбудят,
То к рассвету, как петухи.
Карандаш и листок бумаги,
Отодвинулся белый свет.
В этот миг мы с тобою - МАГИ,
И как будто нам равных нет.
Стих струится, как глас небесный,
И не знаю, что вдруг скажу:
Что напишется, мне неизвестно:
Я ведь только рукою вожу...

К своей такой непростой и долгой жизни Лариса Петровна начертала бы такой эпиграф: «За все в ответе!». И действительно, так сложилось в ее судьбе и судьбах ее самых близких - детей, внуков и правнучек, что она давно уже, как говорилось выше, живет не для себя, живет, чтобы поставить на ноги тех, кому без нее не выбиться в люди. Сначала все душевные и физические силы отдавала внучкам и внуку. Им на смену пришли правнучки. Прабабушка сейчас гордится старшей. Вика - умница. Она поняла, что в жизни всегда надо пробиваться самой: с золотой медалью окончила лицей в Подмосковье, второй год успешно занимается в Горном университете в Санкт-Петербурге.

Юля, младшенькая, с прабабушкой живет с 2008 года. Скоро закончит 9 класс школы. А бабушка уже вся в мыслях о том, как же дожить, чтобы и эта девочка смогла найти дорогу во взрослую жизнь. Эти заботы и хлопоты заставляют отвлечься от своих «болячек», неприятностей. На них просто не хватает времени. «Я не могу подвести моих девочек. Я считаю, что и не прожила бы так долго, если бы не они»,

Глядя на юбиляршу, не хочется верить в ее 80-летие. Ее календарные годы никак не вяжутся с внешним видом и внутренним состоянием души.

Ее мятежная душа, как раскрытая книга со строчками ее стихов:

Осень в позднее лето прокралась,
Натворила, шутя, разных дел:
С клёном ночь напролёт миловалась
И ушла. Клён с тоски пожелтел.
Подолом ярко-красным взмахнула,
И деревья, зардевшись, стоят.
На цветы оком хладным взглянула,
И они, увядая, грустят.
Рукава - дожди распустила
И омыла все ветви чащоб,
Урожаем плодов угостила,
Погости у нас осень ещё.
Нам подаришь своё бабье лето,
И цветы хризантем принесёшь...
Кто-то будет бродить до рассвета,
Когда мелкий дождик сечёт.
Кто-то будет сидеть у печурки,
Завернувшись в пушистый плед.
Сердце будет стучать гулко - гулко,
Позабыв, сколько прожито лет.

В предъюбилейные дни она вся в делах и тревогах. Не о себе, о них, ее самых дорогих и любимых девочках. Пережив недавно потерю дорогой подруги, сомневается, надо ли затевать торжества. И такая она всегда и во всем.

Не ищу я в покое отрады,
Не о сытости хлопочу.
И другой мне судьбы не надо,
И другой я стать не хочу!

 

Комментарии

Отправить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.
  • Доступные HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <p> <span> <img> <div> <pp_img> <pp_media> <h2> <h3> <h4> <h5> <h6> <br> <blockquote> <table> <tbody> <tr> <th> <td>

Подробнее о форматировании