Загляните в семейный альбом

22.01.2020 г.
29/01/2020

К 100-летию ветерана Великой Отечественной войны Нирсы Николаевны Прудниковой 

Передо мной на аккуратно застеленной кровати лежат несметные богатства. Письма, открытки, фото военных лет, есть даже одна весточка с первой мировой. Рядом целый альбом с фотографиями, воспоминаниями, историческими справками, сделанный заботливыми руками дочери ветерана Великой Отечественной войны Нирсы Николаевны Прудниковой. Она ушла в 2017 году в возрасте 97 лет. В 2020 году исполнится сто лет со дня ее рождения. Сейчас ее дочь, Ольга Владимировна Угодникова, уже сама бабушка. Она взяла на себя большой труд собрать воедино все ниточки судеб большой семьи. Когда внуки вырастут, у них появятся свои дети, а потом и внуки, связь поколений не прервется, у них в руках будет путеводный клубочек в прошлое.

Н.Н. Прудникова

История страны состоит из историй отдельных людей. Листая семейный альбом, с любовью собранный Ольгой Владимировной, ловишь себя на мысли, что лица на фотографиях кажутся до боли знакомыми. Такие карточки с подтянутыми офицерами, красивыми женщинами в скромных платьях с малышами на коленях найдутся в архивах многих семей. Вот большое семейство рядом с горой абрикосов в саду. Вот дядя Саша в широких, по моде пятидесятых, штанах оседлал мотоцикл. Вот первая елка, украшенная морскими сигнальными флажками. Под ней счастливый мальчишка почти полностью поместился в кузов подаренного железного грузовичка…К сожалению, не каждый из нас пока озаботился тем, чтобы собрать воедино свои семейные фото и воспоминания, написать свою семейную сагу.

«Село Верхняя Елшанка Воронежской области - родина Олега, Нирсы (моей мамы) и ее сестры Ливы», - пишет в своем семейном альбоме Ольга Владимировна. - Здесь отец моего деда Коли, Николай, в конце ХIХ построил дом для своей многодетной семьи. Михаилу, Петру, Вере и Лёле он дал образование и возможность жить и работать в больших городах, а старшему сыну Коле оставил в наследство дом.

Первые годы семейной жизни, рождение детей Николая и Анны пришлись на беспокойное время революции, гражданской войны».

Родилась Нирса Николаевна в самые трудные годы - после революции, во время гражданской войны. Голодные, озлобленные и вооружённые люди - не самое лучшее окружение для маленьких детей. Нирса и Лива - так необычно назвала своих дочерей Анна. В последствии она сама не могла вспомнить, с чем это было связано. Но сама Нирса Николаевна утверждала, что именно с этим именем и была крещена.

«Мама очень мало рассказывала о войне… И интервью, которое записал корреспондент Владимир Маслов в 2005 году, практически единственное, в котором мама подробно описала несколько эпизодов из тех страшных лет. Я очень благодарна В. Маслову за то, что ему удалось разговорить мамочку…

Потом приходили в наш дом и другие корреспонденты, есть даже видео. Но вот разговора о войне она почти никогда не могла поддержать: слишком трудные это были воспоминания», - пишет Ольга Владимировна.

Считаем важным еще раз опубликовать на страницах газеты материал Владимира Николаевича (с небольшими сокращениями):

«ШЕСТЬСОТ ОСАДНЫХ ДНЕЙ НИРСЫ»

Выпускница Воронежского коммунально-строительного техникума Нирса Маликова уже работала год в Шебекино техником-строителем, когда грянула война. Финансирование строек прекратилось, а рабочие стали друг за другом получать мобилизационные повестки. …

Молодой техник стала помогать в Ладомировском РВК. Летом 1942 года в комиссариат поступила разнарядка на несколько десятков девушек со средним образованием для Балтийского военно-морского флота. Упустить возможность встать в ряды защитников Родины Нирса просто не могла.

...Медленно, крадучись в темноте ночи, состав движется вдоль берега Ладожского озера. Наконец останавливается. Дальше захваченная врагом территория. Бесшумно проходит посадка на судно, и оно отчаливает от берега. В трюме находится укромное местечко, где на уставшую девушку наваливается крепкий сон.

«Ну и ну! Таким нервам позавидуешь!» Громкий голос разбудил Нирсу, когда корабль уже приткнулся к западному берегу озера. Оказывается, он во время перехода подвергся сильной бомбардировке. И вот под ногами земля героического Ленинграда. Так для краснофлотца-новобранца начался первый день в осажденном городе. Впереди у нее их было шестьсот.

По приказу Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина женщин впервые призвали на флот. За неимением еще женского морского обмундирования их одели в общеармейские телогрейки-ватники. И снова посадка в ночи, но уже на катера, и в путь. За спиной остается переживший самую страшную зиму 1941 - 1942 годов Ленинград. Томительно тянется время движения к цели. А вот и он, берег Ораниенбаумского пятачка.

Прифронтовой госпиталь располагался в километре от вражеских блиндажей. Все приходилось делать с соблюдением маскировки и в полной тишине, чтобы не привлекать внимание противника. Любой звук в морозном воздухе разносится далеко. А зим под постоянным обстрелом пришлось пережить две. Девчат, как и всех воинов, согревала непоколебимая уверенность в нашей победе.

Раненые с передовой поступали в любое время суток. Легкораненых лечили и возвращали в строй, тяжелораненых отправляли в Ленинград. Из осажденного города получали лекарства и перевязочные средства.
«Доченьки, как вы несете такого тяжелого мужика», - стонал боец. И невдомек ему, что без ноги он стал легче.

Сколько груза пришлось перенести на руках и не сосчитать. Именно тогда у Нирсы от непосильного труда появилось заболевание, называемое блуждающей почкой.

Времени на отдых практически не было: стирка бинтов, их сушка, свертывание в рулончики, заготовка хвои для приготовления витаминных отваров для раненых, несение охранной службы. И в теплое время было не легче. Ухаживали за всевозможной зеленью, хотя частенько грядки «перепахивались» разрывами вражеских снарядов. Осенью собирали даже капустные кочерыжки, отмывали, измельчали и заквашивали.

14 января 1944 года войска трех фронтов перешли в наступление и 27 января ликвидировали блокаду Ленинграда.

К марту враг был отброшен от его стен на 220 - 280 км. Полевой госпиталь расформировали, а краснофлотец Нирса Маликова продолжила службу в Кронштадтском оборонительном районе связисткой 13-го отдельного артиллерийского дивизиона.

Форт «Р» располагался на небольшом острове. Отсюда велось наблюдение за ближайшей акваторией Финского залива: не появился ли перископ вражеской субмарины, не всплыла ли сорванная с якоря донная мина.

Самый долгожданный и счастливый миг был пережит именно здесь. Не спеша движется время ночного дежурства с 8-го на 9 мая 1945 года. Дежурный по дивизиону ушел проверять несение службы в батареях. Неожиданно раздается звонок знакомого связиста: «Радио есть? Нет? Тогда слушай!» Из телефонной трубки доносятся слова: «... подписан акт о безоговорочной капитуляции гитлеровской Германии...»

Согласно инструкции о действиях в чрезвычайных ситуациях, а весть воспринимается именно так, доклад следует начальнику штаба. В ответ команда: «Тревога!» Палец жмет красную кнопку. Рев сирен поднимает с коек весь гарнизон форта. Прибывают офицеры. Командир шепчет на ухо: «Набивай сумку ракетами и наверх!»
От незабываемого зрелища перехватило дыхание. Над всем Финским заливом взлетали ракеты, ночное небо прочерчивали цепочки трассирующих пуль. Ликованию не было предела. Потом был праздничный обед с последними фронтовыми ста граммами.

Службу на Балтфлоте Нирса, уже Прудникова, закончила в Краснознаменном полку морской пехоты, который дислоцировался в Финляндии в Порккала-Удд, 6 августа 1946 года.

Начинался новый, трудный и одновременно интересный этап жизни фронтовиков.

Владимир МАСЛОВ, газета «Орбита», 4 марта 2005 год.

10 июня 1946 года краснофлотец Нирса Маликова и фронтовик Владимир Прудников, защищавший Ленинград, поженились. А уже через год они пришлют маме Анне и папе Коле в Назрань первое фото их первого внука - своего сынишки Андрюши из финского местечка Порккала-Удд.

«Мои родители с 1946 по 1951 годы находились на этой базе, - рассказывает Ольга Угодникова. - Думаю, что отца направили туда по причине его практически полного безродства: родителей у него не стало ещё до войны, брат Андрей, воспитанник детского дома, был вывезен из блокадного Ленинграда и к концу войны считался без вести пропавшим. Брат Либкнехт ещё не был найден. Во время войны он был на другом фронте, а переписки с ним не было. Старшая сестра Зина была эвакуирована в Среднюю Азию и еще не вернулась в Ленинград… Возвращаться с фронта было некуда и не к кому».

Но Прудниковы были счастливы. Жила молодая семья в двухэтажном доме на втором этаже. Рядом был лес, и Нирса с удовольствием пополняла продовольственную корзину грибами, вспоминая свои детские походы в лес под Воронежем».

«Нашей семье повезло: все вернулись живыми и не искалеченными домой», - продолжает свой рассказ Ольга Владимировна. - Дедушке Коле в 1945 году было уже 56 лет, такой старый солдат защищал Кавказ, не присоединился к коллаборационистам из-за обиды за «раскулачивание». Дядя Олег дошёл до Югославии, про ранения не рассказывал. Мама и папа больше двух лет были в тяжелейшем окружении под Ленинградом, папа был контужен. Дядя Саша участвовал в освобождении Кавказа, Украины, Чехословакии…Но так повезло немногим».

Летом 1950 года Прудниковы переехали в Новороссийск, а осенью Владимира откомандировали в Москву для обучения на курсах усовершенствования в институте военных дирижёров. Семья Прудниковых вместе со всей страной привыкала жить мирной жизнью. Нирса в Новороссийске посещает курсы филейного плетения. Новые умения очень пригодятся в будущем.

А Андрюша с удовольствием ходит в детский сад, бывает в гостях у однокашников на днях рождения. В Порккала-Удде такой возможности не было.

«У военных жизнь беспокойная: в любой момент может прийти приказ, и семья поедет, куда Родина велит. Мама и папа тогда легко и даже весело снимались с места, мебели не было, вещей мало. Папа всегда был очень благодарен маме за её неприхотливость, надо, значит, едем. Осенью 1952 года мы на фото в Новороссийске, а уже в августе 1953 года - в Махачкале, где будем встречать Новый 1954 год в посёлке энергетиков в очень холодном бараке…

А глубокой осенью 1954 года наша семья уедет в Капустин Яр, где будет жить сначала в селе, экономя воду, глотая пыль, опасаясь боевого петуха хозяйки дома, любезно предоставившей маленький сарайчик, потом - в клубе строителей, и очень долго - в финском домике на улице Новой (с 1961 года улица Гагарина).

Тут и пригодилось умение Нирсы Николаевны заниматься рукоделием. Невесомые занавесочки, украсившие окно нового жилища Прудниковых, привлекли внимание женсовета. Сама Марта Яковлевна, супруга В.И. Вознюка, пригласила Нирсу вести кружок для жен офицеров. В то время он объединил вокруг себя очень большое число единомышленниц. Спустя время Нирса Николаевна нашла работу по своей строительной специальности.

Но скатерти, полотенца, покрывала, сделанные мамой, Ольга Владимировна хранит также, как и лоскуток от ее любимого платья в цветочек…

Теперь свои судьбы предстоит писать молодому поколению семьи. Пусть от своих родных они унаследуют уважение к истокам, умение преодолевать трудности и любить, несмотря ни на что, свою родную страну. Страну, в истории которой так или иначе останутся имена каждого из нас.

Комментарии

Отправить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.
  • Доступные HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <p> <span> <img> <div> <pp_img> <pp_media> <h2> <h3> <h4> <h5> <h6> <br> <blockquote> <table> <tbody> <tr> <th> <td>

Подробнее о форматировании