Звезды Родины

17.03.2021 г.
24/03/2021

Вспоминают ветераны

«Вам приходилось видеть пуск ракет? Нет, не в кино, не по телевизору, а с расстояния, допустимого мерами безопасности? Удивительное и потрясающее зрелище. Особенно в первые секунды. Клубы черного дыма вспениваются у сопла, языки пламени. Еще мгновение… И ракета тяжело «приседает», и какие-то секунды беспомощно, словно ребенок, начинающий ходить, покачивается из стороны в сторону. Вы почти физически ощущаете ее неспособность взметнуться в настороженное небо. Сердце охватывает леденящее беспокойство: «Неужели не уйдет?» Но вот еще сильнее становится гул двигателей. И ракета, сначала медленно, сходит с пускового устройства. А затем все быстрее и быстрее уходит в небо…»

Это строки из воспоминаний ветерана полигона подполковника запаса Ивана Павловича Троценко. Возможно, кто-то узнает себя и мысленно побывает на стартовой площадке, откуда уносила ракета сотый искусственный спутник Земли…

Пыльными «дождями» встретил нас, молодых офицеров, Капустин Яр. У каждого, кто не просто гостем приезжает в эти лежащие на левом берегу великой русской реки, матушки - Волги, бескрайние степи, свое восприятие ракетного полигона, известного теперь всему миру. Капустин Яр – это постоянное кислородное голодание, морозы, дикие ветры, солнце печет невыносимо. Все это так. Бывает, что боеготовность зависит от коллектива солдатских рук. В такие дни люди, охваченные единым порывом, творят чудеса. И глубоко ошибается тот, кто думает, что в обычные дни проще.

Военное училище я окончил в 1963 году с отличием. Если говорить откровенно, это породило во мне излишнюю уверенность, что все знаю, все могу. «А чего не знаю, так нетрудно и освоить самостоятельно», - думал я.

Как же ошибался тогда! Это показали первые же месяцы пребывания в офицерской должности начальника стартового расчета. И так хорошо, что рядом со мной в ту пору были внимательные, душевные командиры. Такие, например, как капитан Владимир Сергеевич Анохин.

Помню такой эпизод. На первом этапе боевой работы по запуску искусственного спутника Земли предстояло перегрузить ракету, прошедшую полную техническую проверку в техническом корпусе с установленным в головной части спутником, с транспортной тележки, на которой ее доставили на стартовую позицию, на пусковую установку, а потом загрузить в шахту на пусковое устройство. Перегрузка непосвященному человеку представляется чем-то несложным: краном поднял ракету над пусковой установкой и уложил на ее ложементы. На самом деле, это очень трудная работа. И не дай Бог, если в ходе перегрузки появится какая-либо царапина или вмятина. Такая ракета к пуску не годится.

Есть и другая составляющая трудной работы – величина скорости ветра. И если она больше, чем позволяют технические условия, возможность перегрузки недопустима. При сильном порыве ветра крановщику очень трудно уложить ракеты в ложементы на пусковой установке, а номерам расчета невозможно удержать за чалки от раскачивания.

Я тогда руководил стартовым расчетом, волновался - словами на передать. А тут некстати ветер поднялся, из-за чего работу временно пришлось прекратить. Ко мне подошел капитан Анохин: «Готовы к работе?»

Я, признаться, вначале не нашел что ответить. А офицер потребовал от меня подробного отчета о порядке действий при сильном ветре, строго, я бы сказал въедливо, проконтролировал мою подготовку к ответственной работе. Когда перегрузка закончилась и ракета была установлена на пусковое устройство, а ею занялись другие расчеты, Анохин подошел ко мне и сказал: «Что же, неплохо…»

Еще кипела работа по проверке бортовых систем, когда на командный пункт прибыл начальник полигона генерал-полковник Василий Иванович Вознюк. Оператор, старший лейтенант Василий Миронович Кравченко, сравнивал выходные параметры бортовых систем с паспортными данными. Если имелись расхождения, производил регулировку.

- К пуску готов! – докладывает оператор.

Зеленым огоньком замигал на пульте транспарант «Готовность». Старший лейтенант Кравченко почувствовал, как сжимается сердце. «Как-то будет все сейчас?» - скользнула мысль, и тут же услышал голос генерал-полковника Вознюка:

- Работайте спокойнее, меня здесь нет.

- Пуск! – раздалась команда.

Василий Кравченко не увидел старта. Лишь мгновение багряного отсвета в грохочущем, расцвеченном бликами поднебесье. В эти секунды глаза и уши заменили ему чувствительные приборы. Все системы сработали по программе.

Только вечером мы услышали по радио сообщение ТАСС: «В Советском Союзе успешно выведен на орбиту очередной спутник Земли серии «Космос».

Весь личный состав, участвующий в запуске спутника, был поощрен начальником полигона: кому благодарность, кому денежные премии, кому личная фотография у развернутого Знамени части…

Когда мне было присвоено звание «старший лейтенант», капитан Анохин вручил мне пару звездочек: подарок был шутливым, а вот слова, сказанные при этом, серьезные. Оттого и запомнил их навсегда: «Счастье дают лишь те звезды, что ложатся на погоны как результат труда. Такие никогда не гаснут».

 

Комментарии

Отправить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.
  • Доступные HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <p> <span> <img> <div> <pp_img> <pp_media> <h2> <h3> <h4> <h5> <h6> <br> <blockquote> <table> <tbody> <tr> <th> <td>

Подробнее о форматировании